• Январь 14, 2013

    Кабанов, Сьюзан Смит и использование речи для определения лжи

    Михаил Баев

    «Слова за слово, ну как люди ссорятся, то есть, ну, даже градус был не очень большой. Ну, поссорились. Она оделась и вышла из дома, оделась легко, то есть тепло еще было, у нее была осенняя куртка такая не теплая, не зимняя, не для нынешних, не для нынешней погоды.

    Могла уехать в другой город, решить, что она хочет жить одна теперь. Ну я уже на какие-то безумные варианты предполагаю, хотя ничего к этому не шло, кроме одного — эти все версии разбиваются об одну простую идею: она бы мне написала об этом. В любой форме. Я просто знаю этого человека: она могла написать коротко, она могла написать долго, она могла позвонить, если не в первый день, то на второй…»


    С 47 секунды…

    Интервью Алексея Кабанова, мужа, предположительно убившего собственную жену и расчленившего ее труп, на первый взгляд не содержит ничего особенного, за исключением некоторого дистанцирующего языка — «я просто знаю этого человека». Но он использует прошедшее время в следующей фразе — «она могла написать коротко, она могла написать долго, она могла позвонить, если не в первый день, то на второй…». Использование прошедшего времени когда ты говоришь про предположительно живого человека — один из косвенных признаков лжи, своеобразная «горячая точка», говорящая нам о том, что здесь есть что анализировать дальше. Если бы Кабанов говорил о жене, как о существующем в его сознании человеке, эта фраза выглядела бы это скорее всего так: «она может написать коротко, она может написать долго, она может позвонить…» или, что более характерно для русского языка, «она могла бы написать коротко, она могла бы написать долго, она могла бы позвонить…».

    Аналогичное употребление прошедшего времени мы можем видеть в интервью Сьюзан Смит, убившей собственных двоих детей с целью получения страховки. Фактически, употребляя прошедшее время, она указывает, что детей в настоящем нет, что она знает об их смерти:

    «My children wanted me. They needed me. And now I can’t help them.»
    «Мои дети хотели меня. Они нуждались во мне. И сейчас я не могу помочь им.»


    С 8-й минуты 4-й секунды…

    Update: новая статья 5 заблуждений в определении лжи

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>